Непонятные игры с «Югрой»

Похоже, подходят к концу странные танцы вокруг таинственного плана спасения банка «Югра». В распоряжении нашей редакции оказался протокол №37 заседания комитета банковского надзора ЦБ от 7 июля текущего года. Если документ подлинный, то понятно, почему ЦБ отказывается его предъявить: настолько курьезно выглядит пресловутый план.
09.01.2018 в 21:59
Около 3 мин чтения

В громком деле «Регулятор против «Югры»» продолжают появляться без преувеличения сенсационные материалы. На сей раз это протокол №37. Документ называется «планом участия государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в осуществлении мер по предупреждению банкротства ПАО банк «»». И хотя протокол заверен автографами первого зампреда ЦБ Тулина и гендиректора АСВ Исаева, утверждать о его подлинности не беремся, хотя бы, потому что реальные события, случившиеся затем с «Югрой» полностью противоречат тому, за что проголосовали руководители мегарегулятора.

Впрочем, представители «Югры» на этих противоречиях и строят свои попытки оспорить отзыв у банка лицензии. Уже несколько месяцев они настаивают в суде на предъявлении, кажется, именно этой бумаги. Ещё летом они выражали уверенность в том, что документ существует и «утверждён официально». Неужели, так оно и есть?

А ведь если протокол №37 подлинный, то становится ясно, почему ЦБ столь долгое время скрывал этот «план». По большому счёту, такое определение вряд ли подходит к содержанию бумаги. Весь план крайне лаконичен и состоит всего из двух пунктов. В первом говорится о возложении с 10 июля на АСВ «функций временной администрации по управлению банком». Во втором – о проведении «комплексной проверки» в срок до 20 сентября. Вероятно, регулятору было просто стыдно демонстрировать такой скромный результат трудов надзорного комитета.

Но главное другое: само заглавие протокола говорит о намерении ЦБ взяться именно за оздоровление банка, а не его банкротство. И хотя, как до сих пор утверждают акционеры и менеджеры «Югры», банк не сильно-то и нуждался в санации, но даже зафиксированные в документе решения вступают в явное противоречие с тем, что было сделано ведомством Набиуллиной 28 июля, спустя всего три недели после заседания, когда у «Югры» таки была отозвана лицензия.

Дальше – больше. Участники заседания констатировали важность банка «Югра» для финансовой системы страны. Дескать, банк крупный по размеру активов, работает по всей территории России, обслуживает действительно важных клиентов. А в их числе, на минуточку, стратегические предприятия – «Уралвагонзавод», «Роснефть», Лыткаринский завод оптического стекла, «Ростелеком» и многие другие. Но и простые граждане – важные составляющие его бизнеса, 15-го в секторе по размеру депозитов физлиц.

Даже «критическая», по мнению чиновников ЦБ, ситуация, сложившаяся в деятельности банка, во многом была вызвана «созданием резервов на возможные потери на сумму порядка 30-40 млрд. руб.», сформированных «в связи с требованиями Банка России». Хотя была ли ситуация действительно кризисной? Смогли же акционеры «Югры», что также указано в протоколе «в сжатые сроки» осуществить «докапитализацию на сумму порядка 25 млрд. руб.». Трудно поверить, что перед тем как отозвать у банка лицензию чиновники ЦБ фактически фиксируют, что банк уверенно держится на плаву, демонстрируя способность исполнять любые капризы регулятора, которые тот предпочитает называть «требованиями».

Тем не менее, если верить протоколу, на своем заседании чиновники решают ввести в банк «Югра» временную администрацию, но с тем условием, чтобы она, как уже было отмечено, «в срок до 20 сентября 2017 г. (включительно)» провела комплексную проверку «банка с целью определения перспектив дальнейшей реализации мер по предупреждению его банкротства». Остальное известно: уже 28 июля, очевидно, в дикой спешке регулятор вдруг отозвал у «Югры» лицензию.

Кто стоит за вынесением приговора, до сих пор не установлено. По сути, и подозревать-то некого. Ведь и в предыдущем, 36-м протоколе ЦБ также отметил устойчивость банка. Причём сделал это единогласно.

«За» оздоровление организации, а значит – против её ликвидации, высказались и упомянутый Тулин, и зампред Поздышев, позже вынужденный скрываться от вопросов Генпрокуратуры по «Югре», и все члены комитета банковского надзора, включая директора этого подразделения г-жу Орленко, которая чуть ли не на следующий день стала делать дискредитирующие банк заявления.

В протоколе №36 служащие ЦБ договорились, в частности, «не применять [к «Югре»] меры, предусмотренные статьей 74 федерального закона «О Центральном банке РФ»», «не вводить… запрет на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и открытие банковских счетов физических лиц», «не отзывать лицензию на осуществление банковских операций». Последнее намерение, судя по всему, было подкреплено и протоколом №37.

Но кто же добился того, чтобы официальные документы перестали стоить даже бумаги, на которой напечатаны? Здесь можно только догадываться о конкретном «герое», проголосовавшем «за» и сразу начавшем плести интриги в коридорах особняка на Неглинной с целью уничтожить стабильно работающий банк.

Впрочем, поиски «виновника торжества» имеют свойство не затягиваться.

logo

Оперативная публикация информации сайта в канале Telegram ↓

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Непонятные игры с «Югрой»