Прокурор Ямала подмял под себя силовиков

Как прокурор перепутал надзор с властью, уже говорят правоохранители
06.12.2018 в 07:18
Около 4 мин чтения

Прокурор Ямало-Ненецкого автономного округа управляет следствием, полицией, судом, приставами, а следовательно всеми чиновниками и бизнесом. Практически безграничная власть Александра Герасименко в нефтяном округе уже давно ни для кого не секрет, хотя о деталях функционирования такой вертикали только шептались. Но теперь о методах работы главы надзорного органа ЯНАО начали рассказывать сами правоохранители. Подборка откровенных интервью — в материале ПАСМИ.

В ноябре 2018 года в ПАСМИ обратилась экс-сотрудница службы судебных приставов, которую уволили с «волчьим билетом» из-за отказа идти против закона. Ее интервью стало катализатором для других представителей правоохранительных структур: в течение недели после публикации материала в редакцию обратились еще двое служителей закона, которых по указанию прокурора Ямала использовали для давления на бизнес. Один из них — также экс-сотрудник ФССП по Новому Уренгою, а другой — бывший подчиненный Александра Герасименко из прокуратуры.

Рассеянная прокуратура

Обратившийся в редакцию ПАСМИ бывший судебный пристав, как ранее его коллега, просил не раскрывать свое настоящее имя. «В ЯНАО и так поймут, кто я такой: у нас не так много приставов работает, тем более, речь о конкретных объектах идет, но я не хочу, чтобы моя фамилия становилась известной на федеральном уровне», — объяснил свою позицию собеседник издания.

В отделе по Новому Уренгою Роман (назовем его так) занимался исполнительными производствами неимущественного характера, то есть не связанными со взысканием денег. С прямым вмешательством прокуратуры в свою работу, по словам Романа, он сталкивался не раз. Самым показательным примером бывший пристав считает историю с гостиницей «Уренгой», принадлежащей предпринимателю Олегу Ситникову, который на протяжении многих лет подвергается прессингу со стороны Александра Герасименко.

Исполнительный лист по решению суда от 2012 года о приостановке деятельности гостиницы «Уренгой» Роман получил сразу после прихода на работу в ФССП. Решение суда на тот момент об отключении объекта от водо- и энергоснабжения было уже исполнено, но еще два года прокуратура требовала от приставов проверять, не производилось ли самовольных подключений к сетям.

А в 2015 году выяснилось, что приставы действовали незаконно, так как решение суда первой инстанции об отключении гостиницы 8 ноября 2012 года было отменено в апелляции.
Правда, определение суда высшей инстанции, по словам Романа, пришло в отдел ФССП по почте от собственника гостиницы. Между тем, по закону это решение приставам должна была направить прокуратура, причем не через несколько лет, а сразу после того, как получила его в суде как истец по этому делу.

апелляция

апелляция1

апелляция2

Но так или иначе, но определение суда было на руках у Романа, и он направил энергоснабжающим организациям требования о подключении объекта к сетям. «А следом ко мне начали поступать претензии и от моего руководства и от прокурорских, мол, на каких основаниях я направил такие запросы. А прокурорские особенно интересовались, как я получил определение суда», — рассказал экс-пристав.

С «потерей» судебного документа в прокуратуре ЯНАО разбираться не стали, а вот к Роману после этой истории начались постоянные претензии, закончившиеся его увольнением.

Неограниченный надзор

Бывший работник ямальской прокуратуры, также вышедший на связь с ПАСМИ после интервью с экс-сотрудницей ФССП признал, что «судебные приставы в ЯНАО оказываются козлами отпущения» в давлении на неугодных бизнесменов. По его словам, прокуроры проводили постоянные проверки в службе судебных приставов по исполнительным документам, где фигурировали объекты компаний, принадлежащих Олегу Ситникову, задачей которых было — найти недостатки в работе сотрудников ФССП.

«В дальнейшем выписывались представления о привлечении к дисциплинарной ответственности судебных приставов за ненадлежащее исполнение. Это была такая мера давления. Если пристава привлекают к ответственности, автоматически он лишается премиальных, а значит ответственнее начнет относиться. Приставы должны были быть злыми как собаки. Некоторые не выдерживали и увольнялись», — рассказал бывший сотрудник надзорного ведомства.

Он добавил, что установку на выявление недостатков давал лично окружной прокурор: «Герасименко всегда только устные указания давал, а письменных указаний не было. Требовал проверять, выявлять недостатки именно по конкретному определенному списку коммерческих объектов. Нарушения, которые мы выявляли, согласовывались Герасименко, а потом через руководителей отделов доносились поправки: что подходит, что не подходит, где еще надо добавить».

По его словам, прокуратура имеет массу рычагов давления на бизнес, в том числе — и использование других правоохранительных органов: «Прокуратура — око государево. Полномочий очень много, сделать можно что угодно. Приставы одно, полиция другое, налоговая третье, а мы можем контролировать их всех. Если захотеть, можно достичь многого».

Собеседник ПАСМИ уволился из прокуратуры по собственному желанию, но от коллег знает, что сегодня ничего не изменилось, и не верит, что поменяется, пока Герасименко будет на своем посту.

Страх перед возмездием

Информацию, которую рассказали источники нашей редакции подтверждают информаторы и других СМИ. В 2015 году бывший помощник прокурора ямальского города Надым Антон Синицын в интервью «Новой газете» описал аналогичные перегибы в работе надзорной структуры ЯНАО: «Прокуратура имеет право возбуждать любое административное дело по любой статье. На Ямале сложилась такая система, что прокурорские административки очень редко когда „ломают“. И судьи, и контролирующие органы боятся прокурорского возмездия. Поэтому прокурорские административные дела, даже абсолютно надуманные, никто не решается поставить под сомнение. Потому что прокуратура в любой день без всяких предупреждений может нагрянуть в этот контролирующий орган, найти там какие-либо нарушения и привлечь к ответственности», — рассказал журналистам Синицын.

Его слова «Новой подтвердил на условиях анонимности подполковник полиции Нового Уренгоя: «Основные показатели работы следственных подразделений — это процент уголовных дел, возвращенных на дополнительное расследование, и количество дел, направленных в суд. Оба показателя зависят от позиции прокуратуры. Чтобы не нарываться, мы вынуждены прислушиваться к ним, даже когда к нам предъявляются требования, явно выходящие за пределы полномочий прокуратуры».

В 2016-ом году уже по федеральному каналу был показан репортаж, где с открытым заявлением выступила бывший руководитель следственного отдела новоуренгойской полиции подполковник Жанна Кукаева. По ее словам, в региональном управлении МВД по ЯНАО существовал негласный приказ прокуратуры не реагировать на заявления от представителей предприятия «Роснефтегаз» и всячески «волокитить» дела компании, в которой она является пострадавшей стороной.

Бунт следователя

Между тем, в ЯНАО появился силовик, который пытается противостоять авторитету Герасименко. В конце ноября 2018 года Znak.com написал об аппаратном конфликте между руководителем прокуратуры Ямала и новым главой окружного управления СКР Андреем Егоровым. Высокопоставленные силовики начали открыто обвинять друг друга в некомпетентности в своих же официальных сообщениях.

Причины негласной войны эксперты видят в фигуре Герасименко: «За ссорой может стоять попытка старожила ямальских надзорников — прокурора Александра Герасименко получить негласный контроль над назначенным год назад коллегой — начальником окружного управления СКР Андреем Егоровым. Тот, в свою очередь, имея московский бэкграунд и определенные амбиции, не собирается идти на уступки».

Судя по данным аналитиков, в схватке с Егоровым Герасименко прибегает к своим излюбленным приемам, пытаясь блокировать работу смежной структуры массовыми замечаниями: по некоторым так называемым VIP-делам, по которым у прокуратуры и СКР не сходятся позиции, надзорники выносят до 600 протестов на действия следствия.

Следует отметить, что у Герасименко есть хороший опыт в подобных конфронтациях: именно его усилия, по оценке специалистов, привели к тому, что Ямал преждевременно покинули руководитель УМВД ЯНАО и однокурсник премьера Дмитрия Медведева , а также бывший новоуренгойский прокурор, а потом бизнес-омбудсмен Ямала Дмитрий Бавдурный.

Между тем, в ПАСМИ поступила информация о том, что от председателя СК РФ Александра Бастрыкина в управление СКР ЯНАО направлено обращение предпринимателя Олега Ситникова о возбуждении уголовного дела в отношении прокурора региона Александра Герасименко по фактам воспрепятствования законной предпринимательской деятельности.  Решение по обращению не принято до сих пор, и это неудивительно: если Герасименко всячески препятствует обычной работе регионального управления СКР, то что уж тут говорить о деле против самого окружного прокурора.

Напомним, до сих пор ни один из многочисленных скандалов вокруг одиозного силовика — из-за браконьерской рыбалки, VIP-перелетов в сопровождении олигархов и двойного финансирования стройки здания прокуратуры — не приводил к каким-либо последствиям для окружного прокурора.  Но самое главное, в округе многие годы был и остается сплоченный тандем Герасименко с бывшим губернатором, а ныне главой Минприроды Дмитрием Кобылкиным. И этот союз для всевластного прокурора, скорее всего, строился не давлении, как он привык, а на обоюдной выгоде — Герасименко прикрывал и готов дальше прикрывать внедренные Кобылкиным практически во всех отраслях региона миллиардные схемы с бюджетными деньгами, имеющие явные признаки хищений.

О махинациях на тарифах в ЖКХ, строительстве, золотых резиденциях губернатора, миллиардных выводах средств из ЯНАО в Австрию и других достижениях Герасименко и Кобылкина читайте в подборке «Губернатор и прокурор осваивают Ямал».

logo

Оперативная публикация информации сайта в канале Telegram ↓

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Прокурор Ямала подмял под себя силовиков